Главная Ленц

Один из нас

Алекс и сомалийские пираты




Двадцативосьмилетний Алекс Вагнер уехал из Павлодара с родителями в 1996 году, когда ему было двенадцать, теперь живёт в Германии. В конце февраля он закончил контрактную службу в морфлоте ФРГ. За шесть лет службы на боевом корабле ему довелось воевать с африканскими пиратами, заглянуть в глаза акулам в Южной Африке и найти множество других приключений.

Сначала парню предстояло отучиться в немецкой школе, после десятого класса которой он ещё три с половиной года получал образование автослесаря. Через пару месяцев Алекс был призван на в германскую армию, попал в морфлот. Посмотрел на службу, на быт — вкусил, так сказать, морской романтики. Понравилось. И поэтому свой положенный девятимесячный срок срочной службы он продлил до 23 месяцев — в ФРГ военнослужащие имеют такое право. Уже в Бундесвере наш земляк решил служить по контракту и шесть лет прослужил на военном корабле.

Карьеру военного старшина А. Вагнер делать не планирует, после службы хочет получить гражданскую специальность. Причём в течение года по окончании его контракта с Бундесвером Алекс имеет право жить и получать невоенное образование в течение одного года за счёт самих Вооружённых Сил: таким образом порывающему с воинской службой и переходящему в разряд штатских мужчине даётся возможность привыкнуть к новому образу жизни. Он уже, совмещая свою военную службу, начал учёбу по машиностроительной специальности техника (по рангу между мастером и инженером). Но, несмотря на такие планы, земляк не жалеет о том, что в его биографии были эти годы мужества.

— То, что я успел повидать за какие-то несколько лет службы в военно-морском флоте, я, наверное, не смог бы увидеть за всю свою жизнь. Я почти сразу захотел служить там, — рассказывает Алекс, который и в Павлодаре практически вырос на судне, только на Иртыше. — Мои родители Галина и Виктор работали на земснаряде Павлодарского речного порта, и, когда я ещё был малым, они постоянно брали меня реку.

Отец Алекса на Иртыше работал механиком земснаряда, мама – матросом, а самому Алексу, когда он уже набрался опыта, доверили должность моториста. Так парень полюбил суда с ранней юности… Уже на военном корабле ФРГ, на котором А. Вагнер служил машинистом, он побывал в портах и городах почти всех стран Средиземного моря; не раз обогнул Африканский континент, где их судно также заходило в гавани различных государств. Это были дежурные рейсы, учения и даже боевые выходы в так называемые «горячие точки». Дважды в составе экипажа военного корабля под немецким флагом он бывал у берегов Сомали, моряки сопровождали нуждавшиеся в защите мирные суда торгового и военного флотов разных стран, в том числе блока НАТО, защищая от пиратов. Приходилось участвовать и в боевых столкновениях, отражать атаки сомалийских пиратов на курсировавшие у восточных берегов Африки суда; взятых в плен «флибустьеров» потом передавали, кому положено… Бывал А. Вагнер и в Джибути. Но рассказывать мне о боевых выходах и операциях там он, конечно, не мог.

Всегда были интересны Алексу рейсы и учения, которые проходили вместе с иностранными экипажами. Немецкий корабль отрабатывал разные манёвры совместно с судами английского, испанского и других военных флотов. Немало было пережито приключений, были любопытные знакомства, весёлые интернациональные мужские встречи, как на суше, за кружкой пива, так и в открытом море, в парадной военной форме. Не иначе, как красивым, величественным зрелищем, молодой моряк называет вид идущих одним маршрутом боевых кораблей, которых может быть до десятка. Умели мужики и отдыхать. Например, в Южной Африке для моряков местные жители у них на глазах поймали в клетки несколько акул, а потом дали гостям возможность нырнуть в аквалангах под воду и прямо в глаза заглянуть морским хищницам… Приходилось А. Вагнеру быть и спасателем, и аквалангистом. Самая долгая командировка, вспоминает он, продлилась шесть месяцев. Каждый выход в море запомнился чем-то особенным.

А. ВЕРВЕКИН.