Главная Культура немецкого народа

Традиции и обычаи

 Май.

Установка майского дерева (Maibaumaufstellen) первого мая имела свои сложности, так как украсть чужое майское дерево было не менее важно, чем установить свое. Накануне вечером парни отправлялись в лес за майским деревом, которое надо было украсить на следующий день. На ночь около дерева оставляли охрану, чтобы его не украли парни из соседней деревни, украшенное же дерево уже нельзя было красть. Майское дерево (Maibaum) — это статная, чаще всего высокая ель, со ствола которой кора содрана так, что остается только небольшая крона наверху, которая часто украшена венком, лентами с разукрашенными яйцами, колбасами, окороками, позолоченными орехами, красными фруктами. У немцев -колонистов Поволжья майские деревца выглядели довольно скромно: это был или шест с охапкой сучьев наверху, украшенный лентами, платками, или молодое дерево с очищенным от коры стволом и увенчанное кроной.

В течение майского дня парни устраивают соревнования по лазанию, и ствол майского дерева должен быть как можно более гладким, для этого его даже хорошенько натирают жидким мылом.Поэтому парни? чтобы достичь верхушки ели? натирают ладони рук и подошвы ног золой? и тот? кто достигает верхушки? — уносит все? что сможет снять.Часто дерево усеяно свечами, которые зажигаются вечером, и при наступлении темноты начинаются танцы вокруг освещенного дерева: хороводы, танцы по кругу, танцы цепочкой и многие другие (Maireigen, Rundtanz, Kettentanz и др.).

Танец «Улитка» (Schnecke): все танцующие берутся за руки, поют и размыкают круг в одном месте. Первый танцор в цепочке ведет её спиралью вокруг майского дерева, спираль становится всё теснее, так что её нужно искусно распустить, или же все танцоры падают в траву. Танец «Изгородь» (Der Zaun): девушки или девушки с парнями берутся поочерёдно за руки, танцуют в кругу и поют:

Wir wollen den Zaun binden, Wir binden einen Zaun. Unsere… hű bsch und fein Soll in den Zain gebunden sein. Мы хотим сплести изгородь, Мы сплетаем изгородь! Наша… милая и прекрасная, Должна быть вплетена в изгородь.

Тот или та, кого назвали, скрещивает руки пред грудью и подаёт соседям скрещенные руки. Так танцоры поют и вплетаются друг за другом в изгородь, пока она не замкнётся. Тогда идет в обратном порядке, все поют ту же песню и расцепляются.

Танец «Мост» (Die Brűcke) : первая пара танцоров берётся за руки и поднимает их, образуя арку моста, под которой пританцовывают следующая пара танцоров, которая затем так же образовывает арку. Так продолжается, пока не закончится песня, а все пары не образуют круг-мост. Тогда начинается игра-борьба между Зимой и Летом: Лето стоит внутри круга, а Зима — вне круга, один должен поймать другого.

Танец с лентами (Bändertanz, Baneltanz) — танец вокруг майского дерева. Девочки берут в руки пёстрые ленты (например, белые и синие) и танцуют с ними вокруг майского дерева.

В танцах вокруг майского дерева ряженых может быть довольно много: это и Король мая, «Майский медведь» (Maibär), «Ганс в зелени» (Hans im Grűnen)- полностью завёрнутый в листву парень, Зима и Лето со своими свитами. Зимняя свита чернит себе лица углём, делает себе горбы на спинах, на членах свиты оборванная одежда, они обёрнуты соломой; свита Лета украшена лентами, бантами, венками. Зима — в косматой шкуре, зимнем тулупе, с деревянным мечом, Лето — молодой парень без оружия, в зелёном венке, он, конечно, всегда побеждает в показанной борьбе.

(Источник Е.М. Шишкина-Фишер. Немецкие народные календарные обряды, обычаи, танцы и песни.М.:Готика, 2000.)

Июнь

Праздник Тела Христова Das Fronleichnamsfest. Празднуется во второй четверг после Троицы – это католический праздник, в этот день устраиваются процессии, и, по меньшей мере, один раз священники и прихожане обходят вокруг церкви. В деревнях и общинах во время главного шествия на всех четырех углах деревни устраивают алтари, процессия останавливается у каждого алтаря и священник читает отрывок из Евангелия. Алтари для этого праздника передаются в семье из поколения в поколение, они богато украшаются резьбой, росписью или обиваются серебром; алтари, мимо которых проходит процессия, украшаются цветами и гирляндами, а земля посыпается цветами. Если рядом есть озеро или спокойная река, — устраивается торжественная озерная процессия, в которой принимают участие сотни лодок, плотов и рыбачьих челнов. Раньше вечером после процессии вся община сходилась на рыночную площадь, украшенную цветочными гирляндами и лиственными балдахинами. Под этими балдахинами пировали до трех дней: танцы, стрельба по птицам, всяческие состязания на лоне природы каждый вечер заканчивались совместным возвращением домой с фонарями (Laternenheimgang). Девочки и девушки в этот день получали белые платья, чтобы щеголять во время процессии; девушки искусно, по-особому, заплетали себе косы, завивали локоны и надевали на голову особые венки из приносящих благословение трав (Prangerkranz)

День св. Иоанна (Johanistag) — 24 июня-день летнего солнцестояния, древнейший праздник германцев, позднее он был определен церковью как праздник в честь рождения Иоанна Крестителя и таким образом получил христианское значение: переплетение христианских и языческих обрядов носит здесь самый причудливый характер. По представлениям древних этот день магический потому, что солнце стоит в наивысшей точке, обладает наибольшей властью и, следовательно, придает магии огня самую большую действенность. Кто в этот день перепрыгнет через Иванов костер — преодолеет беду и очистится от болезней, а если все пары протанцуют вокруг огня, охранные чары станут ещё действеннее. И церковь, и светские власти неоднократно запрещали костры, но тщетно: со средних веков костры на Иоганнесфест зажигали по всей Германии вплоть до конца XIX века. В зажигании костра должны были принимать участие все члены общины, а кто не участвовал в этом обряде, того дразнили мальчишки в своих песнях скрягой или штрафовали, и даже если кто-либо не мог по каким-то причинам участвовать в празднике, он обязан был появиться хотя бы на короткое время и выпить стакан вина. Костры на день св.Иоанна по форме ничем не отличались от костров, зажигаемых в другие праздничные дни,- на масленицу и Пасху (Fasching und Ostern), их зажигали преимещественно на возвышенных местах, хотя иногда, особенно в городах, их жгли на ровнине, чаще на рыночной площади перед ратушей, а если много молодых людей заявляли, что хотят перепрыгнуть через пламя, сооружалось несколько костров.

Июль

Обряды начала жатвы — прежде всего уборки ржи и пшеницы — начинаются обычно в день св. Иакова (25 июля): «День Иакова в косьбе и уборке» (Jacobustag im Schnitt und in der Eгnte»). Первые картофелины называют картофелем Иакова, первые яблоки — яблоками Иакова. Так как св. Иаков — покровитель пастухов, вечер этого дня часто отмечался танцами пастухов. Во многих местностях в этот день отмечается первая ярмарка и храмовый праздник (Kirchweih), важнейшие праздники всего года. На ярмарке были приняты танцы и игры, например: петушиный танец и танец шляпы, танец со свечой и «семь прыжков». Петушиный танец (der Hahnentanz): призом является петух в корзине. Корзина висит на веревке, спущенной сверху, или подвешена на протянутом поперек канате. Танuовщиuы должны попытаться так подбросить вверх своих партнеров или так кружиться вихрем, чтобы те с завязанными глазами одним-единственным сабельным ударом могли перерубить туго натянутую веревку. Победитель таниует со своей девушкой и петухом в корзине «Танеи только для ТРОИХ («Dгеiаllеil1tапz»). Петух — символ урожая.

Танец шляпы (der Huttanz) на ярмарке проходит так: большую шляпу насаживают на шест и украшают и цветами и лентами.Затем все танцуют вокруг шляпы и срывают с нее украшенную лентами ветку. Ветка переходит от пары к паре, затем раздается выстрел из пушки, и кто в этот момент держит в руке ветку, тот получает приз победителя и шляпу, которая чаще всего так велика, что сползает победителю на уши. Несмотря на это пара должна протанцевать почетный круг

Танец со свечой (Der Kerzentahz) — один из самых сложных танцев, его с удовольствием танцевали на ярмарке, на мотив польки или лэндлера, чаще всего одна-две пары. Они танцевали вместе двенадцать тактов, затем девушки одни разворачивались дальше, в то время как мужчины на тринадцатом такте притоптывали сначала левой ногой (первый прыжок!), затем танцевали еще двенадцать тактов со своей девушкой и при втором туре притоптывали правой ногой (второй прыжок!), при третьем и четвертом туре сгибали правое или левое колено (третий и четвертый прыжки!), в пятом или шестом туре правым или левым локтем должны были ударить о землю (прыжки пятый и шестой!), а в седьмом туре должны были коснуться танцевальной площадки лбом (седьмой прыжок!). Затем все это можно было повторять в обратном порядке.

Август

1 августа Праздник цепей Петра, пленение св. Петра в Иерусалииме, очень несчастливый день: не стоит в этот день жениться, пускаться в путешествие, надевать новую одежду. 10 августа День св. Лаврентия, покровителя ремесел, связанных с огнём: пожарных, поваров и пр. Празднование Дня с в. Лаврентия (1О ав­густа) происходит в Германии со второй половины Х века, тогда считалось, что это самый жаркий день в году, после кото­рого начинается осень: к этому дню заканчивают жатву, возят снопы с поля, поспевают свекла, орехи, миндаль. Слезами Лаврентия (Lauгentiustranen) называют падающие звез­ды, которые с середины августа горстями рассыпаются по ноч­ному небу: по преданию св. Лаврентий принял мученическую смерть на раскаленной решетке.

Успение Богоматери (Maria Hirnmelfahrt) ­15 августа — большой женскиЙ праздник, großer Frauentag, Maria Wüгzwеih, Büsсhеlfгаuепtаg — другие названия этого дня, так как в этот день происходило освящение трав (Krauteгvveihe), ведь Мария была «цветком полей и лилией долин"; согласно легенде, апостолы открыли могилу Божьей матери и нашли там уже не тело, а цветы. Количество трав, составлявших букет, который несли в церковь для освящения, было различно: от девяти до семидесяти семи — такой букет мог называться Würzwisсh (пучок пряных трав) и Кгäutег­busche! (букет трав) . Если такой букет составляется из девяти сортов трав, то там обязательно должны быть «небесный жар» (Him­mеlsbrаnd), коровяк, чебрец, зверобой, тысячелистник, арника, золотысячник, валерьяна и базилик. В других местностях это шалфей, полынь, мята, бузина, орешник, рябина, розмарин и многие другие растения. Если на освяшение трав приносят большой букет садовых цветов, то он в любом случае должен включать гвоздику. Пучки трав освящаются после торжествен­ной мессы, а затем их благоговенно несут домой и сохраняют до следуюшего дня Успения: их развешивают в доме над две­рью жилой комнаты, ставят в «Божий угол», прикрепляют к брусу в хозяйственных помешениях. При грозе эти растения по одному бросали в огонь или выставляли перед окном. В католических районах освя­щали также мед и яблоки.

С этого дня до дня Рождества Богоматери (8 сентяб­ря) начинался период времени, называемый женскоетрид­цатидневье (Fгаuendгеißigst) — время наиболее благо­прпятное, так как Богоматерь в этот период благословляет землю Св. Бартоломей — покровитель рыбаков, скота, урожая, ремёсел, поэтому этот день (24 августа) прздновали рыбаки и пастухи. В народе Бартоломея считали одним из преемников Вотана — в его день появлялся Дикий Охотник со своим войском, также этот день праздновали гномы и ведь­мы. На озерах и больших реках в день Бартоломея проходи­ли шествия рыбаков, путины и рыбные ловли. Берега заполонялись зритетелями, мужчины и мальчишки соревновались в ловле под непрерывное «Ура!» (Höh!). Поймавший са­мую крупную форель объявлялся Королём рыбаков (Fischer­könig). Праздничные шествия участников ловли в спортивных костюмах (нередко маскарадного типа, с сетями и другими орудиями лова) направлялись к месту, где Король рыбаков в костюме XVI века произносил остроумные шутливые речи. На празднике чабанов (Sсhаfегfеstе) очень важ­ным было знаменитое состязание чабанов, в котором прини­мали участие парни и девушки. Речь идет о состязании в беге босиком (Sсhаfегlаuf) по длинному жнивью; сначало бежали парни, потом девушки. Самый быстрый парень выигры­вал украшенного лентами барана, победительница среди де­вушек получала овцу, что-то из одежды и деньги. Для деву­шек также было еще придумано состязание «бег с водой» (Wаssегtгаgеn): они должны были с полной кадкой на голо­ве босиком пробежать по стерне. Кто выигрывал — получал новое платье или серебряные украшения. Традационные танцы св. Бартоломея: та­нец петуха, танец барана и др. При танце петуха (Hahnentanz) посреди амбара вбивают шест, на деревянной перекладине которого сидит пе­тух, и стоит стакан воды. Все пары танцуют вокруг этого ше­ста, и если пара танцует прямо под петухом, партнерша долж­на попытаться так высоко подтолкнуть своего партнера, чтобы он смог столнуть стакан воды. Если ему это удается — парт­нерша выигрывает петуха.

Кирмес (Кirmes, Кirchtag, Кirchweih) — храмовый праздник, ярмарка — обычно длился два — четыре дня: с воскресенья до среды. В первый день был крестный ход в празднично украшенную церковь, а затем процессия двигалась по деревне и по полям. Далее следовал обед, а вечером были танцы. Во второй день танцы начинались уже в первой поло­вине дня. Третий день кирмеса был посвящен играм состязаниям: проводились соревнования в беге и скачки, прыжки в мешке, танцы вокруг барана, танцы с флагами, по­единки и драки, петушиные бои, стрельба по птицам, состяза­ние по влезанию на ярмарочное дерево (Kirmesbaum), состяза­ние по загону скота на ярмарочный луг (Кirmеswеidе), а четвертый день кирмеса — последний день развлечений, часто устраивался маскарад, в котором участвовали «ослы», «Танцующие медведи», косматый «Последний день» — Кеhrаus. ПразДники Урожая (Erntefeste) пышно отмеча­лись в то время, когда 80% населения проживало в сельской местности и когда каждый взрослый и ребенок принимали участие в жатве. Общей даты праздника Урожая для всей стра­ны в прошлом не было, так как вывоз урожая с поля в амбары происходил не по календарю, а в зависимости от погоды, от района страны. Жатва обычно длилась с Иоанна до Бартоло­мея (с 24 июня по 24 августа) или с Иакова до Эгидия (с 25 июля по 1 сентября), праздновали в начале жатвы, во время жатвы и после жатвы. По большей части народный празднит Урожая совпада с кирмесом конца августа — начала сентяб­ря, а в первое воскресенье октября был церковный праздник Благодарения (Erntedankfest). Первый воз нагружали с осо­бым вниманием и торжественно привозили домой: не долж- но быть никаких ссор, никакого шума, ни одного слова, а иначе «урожай мог достаться мышам. Первый сноп (три ко­лоска с еловой веткой) укрепляли на сбруе лошади, его потом молотили первым. Для въезда первого воза в деревню кнуты и шляпы украшали лентами и цветами, пели и т.д. Последний сноп играл такую же значительную роль, как и первый, ведь наши предки верили, что в зерне живет демон, незримый дух, способный благословить или погубить. Ведь жнецы нару­шали его покой и ему приходилось перелетать с одного уча­стка скошенного поля на другой, пока у него не оставался последний сноп. В нем и находился дух зерна, поэтому его или оставляли в поле, или же хранили дома, в жилой комнате, за распятием. На Рождество из зерен последнего снопа пек­ли праздничный хлеб, часть которого давали скоту. Эта горсть последних колосьев обеспечивала не тольк­о благополучие будущего урожая, но и ,расцвет семейного счастья, особенно бла­ословение детей. Зерно из этого снопа примешивали в посевной материал, что­бы придать силу жизни хлебам следующего года. Существует бесчисленное ко­личество названий этого духа жизни, ко­торый одновременно был демоном смерти­ «Овсянную козу» например, часто выреза- ли из дерева, украшали венками из цветов и устанавливали на пахотной борозде. Жнец, уп­равившийся последним со своей полосой, полу­чал козу и должен был пригласить всех на праз­дничную трапезу. «Зерновую кошку» в виде со­ломенной фигуры украшали лентами и коло­сьями, с триумфом приносили домой, а после уро­жайного танца торжественно раздевали: даже бан­тик от «Зерновой кошки» весь год приносит сча­стье. Последний сноп часто остается стоять свя­занным, он вообще не срезается, а является уро­жайным жертвоприношением птицам.

(Источник Е.М. Шишкина-Фишер. Немецкие народные календарные обряды, обычаи, танцы и песни.М.:Готика, 2000.)

Праздники Урожая (Erntedankfeste) пышно отмечались в то время, когда 80% населения проживало в сельской местности и когда каждый взрослый и ребенок принимали участие в жатве. Общей даты праздника Урожая для всей страны не было, так как вывоз так как вывоз урожая с поля в амбары происходил не по календарю, а в зависимости от погоды, от района страны. Жатва обычно длилась с Иоанна до Бартоломея (с 24 июня по 24 августа) или с Иакова до Эгидия (с 25июля по 1 сентября), праздновали в начале жатвы, во время жатвы и после жатвы. По большей части народной праздник Урожая совпадал с кирмесом конца августа- начала сентября, а в первое воскресенье октября был церковный праздник Благодарения (Erntedankfest). Первый воз нагружали с особенным вниманием и торжественно привозили домой: не должно было быть никаких ссор, никакого шума, ни одного слова, а иначе «урожай мог достаться мышам». Первый сноп (три колоска с еловой веткой) укрепляли ан сбруе лошади, его потом молотили первым. Для въезда первого воза в деревню кнуты и шляпы украшали лентами, пели и т.д. Последний сноп играл такую же значительную роль, как и первый ведь наши предки верили, что в зерне живет демон, незримый дух, способный, благословить или погубить. Ведь жнецы нарушили его покой, и ему приходилось перелетать с одного участка скошенного поля на другой, пока у него не оставался последний сноп. В нем и находился дух зерна, поэтому его или оставляли в поле, или же хранили дома, в жилой комнате, за распятием. На Рождество из зерен последнего снопа пекли хлеб, часть которого давали скоту. Эта горсть последних колосьев обеспечивала не только благополучие будущего урожая, но и расцвет семейного счастья, особенно благословение детей. Зерно из этого снопа примешивали в посевной материал, что бы придать силу жизни хлебам следующего года. Существует бесчисленное количество названий этого духа жизни, который одновременно был демоном смерти: «овсяная коза» (Hafergeiß), «ржаная собака» (Roggenhund), «зерновой петух» (Kornhahn), «зерновая свинья» (Kornsau), «ржаной козел» (Roggenbock), «овсяной козел» (Hafenbock), «зерновая коза» (Haferbock), «зерновая коза» (Korngeiß), «осенний петух» (Herbsthahn), «зерновой волк» (Kornwolf), «зерновая кошка» (die Katze im Korn), «зерновая тетка» (Kornmuhme), «тетка-рожь» (Roggenmuhme), «мать урожая» (Erntemutter) и пр.

«Овсяную козу», например, часто вырезали из дерева, украшали венками из цветов и устанавливали на пахотной борозде. Жнец, управившийся последним со своей полосой, получал козу и должен был пригласить всех на праздничную трапезу. » Зерновую кошку» в виде соломенной фигуры украшали лентами и колосьями, с триумфом приносили домой, а после урожайного танца торжественно раздевали: даже бантик от «зерновой кошки» весь год приносит счастье. Последний сноп часто остается стоять связанным, он вообще не срезается, а является урожайным жертвоприношением птицам.

Урожайный венок, венец или букет (Erntekrank, Erntekrone, Erntebuschel) был непременным атрибутом на празднике Урожая. Венки или короны плели из всех видов скошенных злаков, их переплетали цветами. Использовали почти все, что может предложить осень: ягоды рябины, плоды шиповника, барвинок, вереск и самшит; к тому же пестрые и золотые бумажные полоски; венок украшался фигурками, например, раскрашенным или позолоченным петухом, яйцами или цепочками из фруктов, тыквой, вырезанной в виде головы, в которую поставлена свеча, красным картонным сердцем, на котором начертано стихотворное благословение своим хозяевам. Одна из работниц преподносила венок хозяину, у которого работала, а он выставлял угощение всем работникам – и праздник сопровождался танцами, играми, пением. Король жатвы, король хмеля, Королева травы (Erntekönig, Hopfenkönig, Graskönigin): их выбирают на празднике Урожая, и они становятся распорядителями праздника и первыми танцорами, предлагают игры.

Обряды с петухом были очень важны на этом празднике, где обезглавливание петуха (реальное или символическое) отражало обычай обезглавливания – умерщвления одряхлевшего божества с тем, чтобы оно весной воскресло: в заключение уборки ржи петуху отрубали голову (север Германии), укрепляли ее на палке, обвитой колосьями, лентами и цветами, и на последней телеге въезжали с ней в деревню, где петуха варили и съедали. Или вариант: ритуал убиения петуха мог сопровождаться танцами, когда на сеновале сидели музыканты, в середине сарая на шесте сидел петух, а вокруг шеста танцевали. Лучшая пара танцоров выигрывала петуха, а потом все вместе его съедали. Со временем убиение петуха в целях благословения будущего урожая перешло в игру: на последнем возу привозят не живого петуха, а деревянного или же вырезанного из цветной бумаги. Часто его гвоздями прибивают к воротам сарая, где он и остается до следующей жатвы.

Интересным обычаем была ловля «жатвенного петуха» (Erntehahn): в еще не скошенное злаковое оле втыкали украшенный пестрыми лентами соломенный пучок, укрепленный на шесте (собственно «жатвенного петуха»), и начинали косьбу-соревнование. Первый, кто достигал «жатвенного петуха», вытаскивал шест из земли, а остальные танцевали вокруг и пели: «Играй, музыкант! Я буду танцевать вокруг петуха и водить хоровод!».

Танцы «последнего снопа» в разных местностях Германии исполняли по-разному. Так, в Северной Германии на пашне ставили бук или березу, или иву, украшали их колосьями, поливали водой, а потом танцевали вокруг. Когда все было скошено, с музыкой выходили в поле, чтобы оплести пестрой лентой последнюю оставленную охапку колосьев, прыгать через нее и танцевать вокруг. Могли при связывании последнего снопа устроить соревнование – кто свяжет быстрее. Из снопа вязальщицы, закончившей последней, делали фигурку человека, так называемого Старика (der Alte), — это была соломенная кукла, одетая в штаны, пиджак и шляпу, утыканная цветами и чертополохом. Проигрывая вязальщица несла Старика (то есть демона зерна) в деревню, и уже в деревне вокруг нее и Старика танцевали остальные сноповязальщицы. Или же Старика везли в деревню на телеге, запряженной четверкой лошадей, украшенной листвой и цветами. В роли подобного символа мог выступать и урожайный венок (Erntekranz) или венец (Erntekrone).

Праздники сбора винограда (Weinlesefeste): как и на других праздниках Урожая, первая и последняя телеги с виноградом увенчаны виноградными листьями: кроме того, устраивается шествие с украшенными бутылками каждому виноградарю поются серенады, а на утренней заре все праздновавшие пары одну за другой развозят по домам под музыку (Heimgeigen).

Сентябрь

Праздники фонарей (16 сентября-св. Люция, 17 сентября — св. Ламберт)отмечаются в основном детьми: дети вырезают из тыкв и реп головы, зачастую с жуткими гримасами, вставляют внутрь свечи и надевают репы на рукоятку, ходят по деревне и стараются напугать всех встречающихся. Возможны шествия детей с фонариками (лучше, если фонарики будут сделаны руками самих детей) и распевание при этом различных песен о фонарях.

День евангелиста Матвея (21 сентября) – день осеннего равноденствия, старинный языческий праздник, с которого начинается наступление зимы. Купание в этот день перед восходом солнца защищает от болезней, а девушки накануне этого дня всегда гадали на будущее: свивали два венка, зеленый и соломенный, в полночь наполняли кадку проточной водой (то есть из ручья или реки) и помещали в кадку оба венка. Затем девушки по двое трижды танцевали вокруг кадки и ловили венки: та, что поймала зеленый венок, могла рассчитывать на счастье и свадьбу, соломенный венок означал несчастье и болезни для девушки, которой он достался.

День св. архангела Михаила (29 сентября), властелина небесной рати, рыцаря-хранителя Германии – это день церкви-воительницы и ангелов, что ведут души усопших к Богу. В католических церквях это день Благодарения, освящения плодов нового урожая, семян. Женщины в белых платьях приносили в церковь корзины с плодами, зернами злаков, семенами и ставили их перед статуей святого. В этот день германцы когда-то начинали осенний праздник жертвоприношения (Opferfest), который в конце жатвы был посвящен Вотану, давшему благословение на урожай. Часто в этот день проводят выборы новых судей, глав магистратов и т.п. При этом сохраняются обычаи забрасывания новоизбранных старыми башмаками, капустными кочерыжками, яблоками. Бросание яблок (Äpfelwerfen) восходит к магии плодородия и благословения: яблоки которые новый бургомистр бросал в народ и которыми забрасывали его, предвещали счастье и богатство. В Михайлов день не работали в поле, не пряли, а устраивали хорошее пиршество: «Если поесть Михайлова гуся, то весь год не будет нужды в деньгах».

Октябрь

Праздник Урожая или день Благодарения отмечается в первое воскресенье октября. Во многих местах принято в воскресенье в этот день после мессы освящать злаки, фрукты и цветы. Алтарь украшают колосьями и цветами, над кафедрой подвешивают венок из колосьев. Сразу после посещения церкви начинаются танцы и угощение с обязательным пивом (Erntebier).В этотдень организуются также сельскохозяйственные выставки, скачки, праздничная стрельба по мишеням, коронование Короля стрелков, большой фейерверк. Этот главный осенний праздник у немцев Западной Сибири отмечался обычно в конце октября –начале ноября. Храмовые праздники (Kirchweihfeste) празднуются по селам в течение ряда воскресений в сентябре – октябре. Традиции прекрасно сохранились немцами-колонистами Поволжья и Украины в течение всего XIX века и начале XX: деревню к празднику торжественно подготавливали, улочки подметали, алтари в церквах украшали свежими цветами, в домах готовили праздничное угощение и пекли пироги. Во время церковных процессий и богослужений в церкви пели старинные песнопения, которыми были в свое время привезены из Германии. На праздник обязательно съезжались родственники из других местностей, часто это была единственная возможность повидаться в течение года.

Храмовые праздники (Kirchweihfeste) празднуются по селам в течение ряда воскресений в сентябре – октябре. Традиции прекрасно сохранились немцами-колонистами Поволжья и Украины в течение всего XIX века и начале XX: деревню к празднику торжественно подготавливали, улочки подметали, алтари в церквах украшали свежими цветами, в домах готовили праздничное угощение и пекли пироги. Во время церковных процессий и богослужений в церкви пели старинные песнопения, которыми были в свое время привезены из Германии. На праздник обязательно съезжались родственники из других местностей, часто это была единственная возможность повидаться в течение года. В этот день устраиваются настоящие скачки, танцы, игры, вечеринки. Таким образом, храмовый праздник или кирмес, один из крупнейших праздников средней или Южной Германии, танцами, народными увеселениями, застольями во многом напоминает праздник Урожая, — но его значение глубже: и как ежегодного праздника освящения местного здания церкви, и как праздника Церкви, уповающей на милость Господню, праздника общины. На некоторых храмовых праздниках были приняты: установка ярмарочного дерева (Kirchweibaum), шествие с ярмарочными шутами, духовым оркестром и ярмарочными подручными (Kirchweihburschen); ряженье («Lumpadurl» — парень, одетый в женское платье, с детской коляской); ярмарочные танцы («Bretzeltenz»), и , наконец, довольно непристойные частушки (Schlumperlidla), которые распевают Кирхвайбуршен (ярмарочные подручные).

День св. Галла (16 октября), швейцарского апостола и отшельника, считался в некоторых местах днем начала зимы. К этому времени заканчивалась уборка в садах и огородах, сплавные работы, нередко и скот уже загоняли в стойла. Возвращение скота с пастбищ (Almatrieb) превращалось в большой праздник: скот украшали еловыми ветками, а по мере приближения к поселку ан голову быку, идущему во главе стада, водружали довольно сложное сооружение, туловище украшали гирляндами. Во многих местностях именно в этот день проводили ярмарку (Gallusmarkt, Kirmes), праздник картофеля, включающий в себя выкапывание из грядки последнего картофеля, стихи, песни, игры, сожжение картофельной ботвы, приготовление различных блюд из картофеля, в том числе и запекание его на костре, что так любят дети (Kartoffelfeuer). А еще в этот день дети могут устроить праздник кувыркания (Purzelfest): играть в цирк, организовать борцовские соревнования, любые импровизированные игры.

Ноябрь

1 Ноября – День всех святых, 2 ноября – День всех усопших душ. Эти дни были установлены католической церковью соответственно в 835 и 1006 годах взамен древнегерманского языческого праздника мертвых. День всех святых (Allerheiligen) (1 ноября) – семейный праздник христианской церкви: спасение святых напоминает христианину о награде за жизнь в доверии к Господу. Этот день рассматривается также как канун Дня всех усопших, когда могилы чистят, обустраивают, празднично украшают венками и цветами, зажигают на них свечи и лампады.

В День всех усопших (Allerseeligen) 2ноября, торжественно поминаются все почившие верующие: молятся за их души, на могилы приносится еда и злаки. Считалось, что души умерших являются в ночь с 1на 2 ноября домой, поэтому на стол на ночь ставили молоко с накрошенной в него булкой (Semelmilch), варево из сушенных фруктов, специально испеченный фигурный хлеб (Seelbrote). Народ считал, что души в эту ночь облекаются плотью, и в ряде мест на ночь топили особую избушку, чтобы души всех умерших могли там обогреться. Также считалось недопустимым обижать лягушек и жаб, так как не знаешь: а вдруг какая-нибудь убогая душа приняла сегодня облик этой твари. Также считалось, что души всех умерших жителей деревни собираются к полуночной мессе (Geistermesse), и поэтому все оставившие родную деревню стремились в этот день прибыть домой, чтобы помянуть умерших.

На день св. Губерта, покровителя охотников, были приняты обычаи, напоминающие об обучении охотников в XVII — XVIII веках с последующим посвящением: главный наставник (Lehrprinze) обводит вокруг пояса стрелка, который убил свою первую дичь, охотничьим ножом и наносит удар (Jägerschlag) по щеке, что должно напоминать об ударе меча. Охотничьи насмешки (Jägerhänseln) сохранились и поныне, разве что слегка поумерились. Губертова охота (Hubertusjagden) – в некоторых местах настоящий праздник, который начинается на заре со звучания рожков и заканчивается охотничьими празднествами или охотничьими балами. А на Рейне верили, что, если съесть Губертов хлебушек (Hubertusbrötchen), то это спасет от бешеных собак и других рассвирепевших зверей.

Св. Леонгард (6 ноября) – покровитель солдат, рожениц, скота, лошадей; считается освободителем пленных, одним из великих крестьянских святых, его особенно почитают в Южной Германии, в Альпах, широко отмечают его день в Баварии. Общепринятые церковные процессии Леонгарда (Leonhardifahrten, Leohardiritte) по роскоши и красочности во многих местностях превосходят процессии на празднике Тела Христа : повозки украшены гирляндами, знамена впереди, духовенство в праздничных ризах, на повозках установлены транспаранты с изображением библейских сцен, мужчины в национальных костюмах, гривы лошадей украшены цветами. Участники процессии трижды объезжают вокруг церкви, прежде чем святой их благословит. Все они держат в руках можжевеловые ветки, украшенные лентами. В этот день освящали лошадей, подковы и железные изображения зверей, которые должны были принести счастье (Leonhardigaben).

Обычаи дня св. Мартина (11 ноября), покровителя бедняков, солдат, сукоделов, домашних животных и птиц, а также альпийских пастухов, во многом связаны с посвященным Вотану праздником осеннего благодарения по окончанию сельских работ: прежде всего зажигались костры (Martinsfeuer) – не только на возвышенностях, но и на каждом дворе, а пищей для костров были корзины, в которых недавно лежали плоды. Через эти костры прыгали, устраивали праздничные шествия, зажигая факелы от их огня. В этих шествиях участвовали ряженные: «святой Мартин» на коне, «Мартинов человечек» (Martinsmännchen) – мальчик, туловище и конечности которого были обернуты соломой. Участники детских шествий несли полые тыквы, насаженные на палки и с зажженными свечами внутри, или фонари на палках, останавливались перед домами для пения песен, посвященных Мартину (Martinslieder), и получали за это яблоки, сладости или деньги. Иногда поющих или несущих фонари детей выступал мальчик, который был одет святым Мартином и, как и он, ехал на белой лошади.

Интересным старинным обычаем дня св. Мартина является обычай «вольной ночи» (Freinacht), «выпускания волка» (Wolfauslassen), «посадить волка под замок» (Wolfriegeln), когда лесные и деревенские пастухи и подпасынки после наступления темноты обходили дворы тех крестьян, чьих быков и коз они пасли, останавливались у каждого и щелкали по три-четыре раза бичами. Затем ведущий лесной пастух вставал перед дверью и говорил следующую пастушью присказку (Hirtenspruch). Далее следовал обмен репликами. Вечер для пастухов заканчивался в трактире, где они делили деньги, ели, пили пиво всю ночь и пели песни. Иногда пастух вручал хозяину зеленый прут – Мартынов хлыст (Märtinsgerte, Martinsgerte) – со словами благодарности и благословения скота, так как Мартынов хлыст – это символ чуда и плодородия. Чаще всего это веточка березы или ивы, украшенная дубовыми листьями, можжевельником или спелыми ягодами. Эти ветви прибивались впоследствии к дверям хлева или в стойле под балкой и оставались там, пока следующей весной скот не выгоняли на пастбище вновь.

На празднествах св. Мартина были приняты различные игры и развлечения, в том числе и танец со шляпой (Huttanz): один парень надевал соломенную шляпу или цилиндр и пытался во время танца надеть её на другого парня. Требовалась ловкость и умелая партнерша по танцу, чтобы уклоняться от шляпы. Так шляпа путешествовала с головы на голову, а когда лэндлер или вальс прекращался, то пара, у которой была в этот момент шляпа, выбывала из игры. Победителем и Шляпным королем (Hutkönig) становился парень, который со своей партнершей оставался последним.

Еще более интересной была игра «срубание гуся» (Gans — Abhauet): на площади перед ратушей была натянута проволока и на ней подвешен жирный Мартинов гусь (Martinsgans) ногами вниз и на такой высоте, чтобы человек мог достать его саблей. Соревнующиеся выстраиваются в ряд на некотором отдалении друг от друга. Затем первому завязывают глаза, надевают на него красный плащ и толстощекую маску солнца в знак прощания с летом, дают в руки искривленную саблю и трижды поворачивают вокруг своей оси, так что он теряет ориентировку. Затем играют барабаны, и человек в сопровождении барабанной дроби начинает бежать туда, где по его предположению, находится гусь. Хохот и выкрики зрителей указывают ему, не ошибся ли он в направлении. Если он достигает гуся, ему разрешается нанести один-единственный удар – большей частью мимо, чему все кругом рады, и потеха продолжается. Однако если гусь падает, он достается победителю.

У немцев Западной Сибири летне — осенний цикл обрядности заканчивался праздником по случаю убоя скота – (Schlachtfest) – где-то в первой половине ноября. Собирались соседи и родственники, чтобы помочь хозяину резать скот, а после устраивался праздничный ужин с песнями и танцами. Один из участников надевал маску свиньи, и все остальные считали за честь с ним протанцевать.

Различны гадания в ночь на св. Андрея (30 ноября), когда каждая незамужняя девушка гадает о своем суженом. Гадали на яблоках, на поленьях, на свечах или, например, на ветках: в Андреев день нарезали и ставили в воду ветки (Andreaszweige), но срезать их надо обязательно вечером Андреева дня в шесть, девять или двенадцать часов. Андреевы прутья должны быть взяты от семи- или девятикратного количества деревьев или кустарников – вишни, яблоки, груши, сливы, конского каштана, бузины, крыжовника, смородины и малины. Их нужно срезать в глубоком молчании; желательно, чтобы вас при этом не видели. Девушки обвивают каждый из трех прутьев какой-либо цветной лентой: это означает три различных желания, и если соответствующие ветки расцветут к Рождеству – то эти желания исполняется. Приняты на св. Андрея также и одаривания детей: в канун Андреева дня дети подвешивают свои чулки перед окном (Andreasstrumpf), а утром они всегда наполнены яблоками, орехами и выпечкой с большим количеством изюма.

(Источник Е.М. Шишкина-Фишер. Немецкие народные календарные обряды, обычаи, танцы и песни.М.:Готика, 2000.)

Декабрь

Адвент — это предрождественское время, подготовки к празднику Рождества, оно отмечено торжественным постом.Каждое из четырех последних воскресений перед рождеством — тоже адвент: 1-й адвент, 2-й адвент и т.д. В настоящее время символом Адвента стал венок (Adventskranz) — зеленый венок из еловык веток, обвитый золотыми или красными лентами с четырьмя свечами, зажигающимися последовательно в течение четырех недель каждый воскресный вечер. В сочельнок горят уже все четыре свечи. Как и многие другие народные обычаи, этот в своей основе опирается на веру в магическую силу кольца. По церковному предписанию ленты этого венка должны быть, однако, не красного, а фиолетового цвета, соответствуя убранства церкви во время адвента.

Обычаи дня св. Барбары (4 декабря),покровительницы горняков и артиллеристов, помощницы при опасности пожара и смертельной угрозе: зерна злаков — символ этого дня — высаживают на влажную промокательную бумагу. Тогда к Рождеству поле зеленеет и образует ландшафт вокруг рождественских яслей. Ветки вишневого дерева и черемухи приносят в дом, кладут на ночь в теплую воду, а затем в кувшин с водой. Воду надо менять каждый третий день, и тогда есть надежда на цветы к Рождеству, которые должны напоминать о побеге корня иисусова.

Рождественские ясли (die Weihnachtskrippe) впервые стали устанавливать в 1223 году в церкви св. Франциска Ассизского. И хотя с XI века уже в монастырях и церквах имелись простые изображения рождения Христа, Франциск устроил все в новой форме: в пещере была расположена восковая статуя младенца Христа в настоящих яслях, поставлены вол и осел, освещена пещера была свечами, и соседи совершали паломничество к яслям, как когда-то пастухи Вифлеема. Ныне самые знаменитые ясли находятся в музеях Баварии и Италии, но и сегодня на всех крупных рождественских базарах можно купить красмво вырезанные фигуры для этой сцены.

Рождественские ясли повсюду урашают и обустраивают по-разному, в большинстве семей имеются фигурки, которые передаются по наследству. Ясли могли изображать целую деревню и её окрестности или её часть — эти ландшафты для яслей делались во время адвента, увеличивались или ремонтировались, или их заново красили. Сердцевиной передаваемых из поколения в поколение установленных сцен являются Моления пастухов и Моления Трех волхвов. Вокруг них группируются Благовещение, Поиски приюта, Вифлеемское избиение младенцев, Бегство в Египет, Иисус в доме плотника Иосифа, Свадьба в Кане. Одежда и жесты основных фигур канонизированы: Мария принимает смиренное молитвенное положение, в синем плаще она стоит ан коленях рядом с яслями, а с плеч её свисает платок. Иосифа изображают старцем: к его реквизитам относятся старая шляпа и длинный посох. Один из пастухов обычно несет на плече ягненка, которого он дарит младенцу Иисусу. Три волхва, Ирод,его солдаты, фарисен отданы на волю фантазии. Они появляются в «римских» костюмах театра барокко или в восточных одеждах — тюрбанах и шароварах. Иногда ясли показывают и вход в Иерусалим, Тайную вечерю, пленение, допрос Пилата, этапы крестного пути, распятие и Священную могилу.Детям доставляет больше всего удовольствия разрешение обустроитьясли для семейного праздника из собственноручно слепленных или смастеренных фигур.

Сооружение яслей происходит в комнате в первое воскресенье адвента, при этом принято устанавливать постепенно в каждое воскресенье одну часть яслей за другой: сначала только хлев с мхом и деревьями, затем одно животное за другим, овец и лесных зверей, затем пастухов с их собаками. Наконец, устанавливали все Святое Семейство, а в сочельник — быка и осла, младенца Христа и ангела. В католических семьях 6 января к ним присоединяют Трех святых волхвов с их верблюдами и конями.

Ясельные представления (Krippendarstellungen, Krippenspiele) — это представления сцен из Святого Евангелия, которые раньше проходили только в церквах и монастырях, а теперь также и в школах и семьях.

Обычай наполнять ясли (Die Krippe füllen): в сочельник ясли переносят из комнаты, где они были во время адвента, и устанавливают под елкой. За каждую любезность и доброе дело, которое дети совершают во время адвента, например: беспрекословно помогают по хозяйству, не ссорятся с братьями и сестрами, помогают старым соседям и др. – им разрешают класть в ясли по одной соломинке. И чем больше соломинок, тем мягче будет лежать младенцу Иисусу. Этот обычай взращивает в детях любовь к ближнему и самоотверженность и учит их добру.

Обходы дворов св. Николаем (5декабря, канун дня св. Николая), покровителем судоходства, торговли и ремесел: обычный образ св. Николая – старый добродушный человек с длинной седой бородой, одетый иногда как епископ или монах. Но костюм мог быть и другим: старое платье, связки соломы на спине, цепь вокруг тела. В руке св. Николай держал розги, а за плечами – большой мешок с подарками. Св. Николай справлялся у родителей о поведении детей. Выслушав ответ, св. Николай одаривал послушных детей орехами и сушенными фруктами, а непослушных бил розгами. Часто св. Николая сопровождали различные путники: Пельцникель, Ругбельц, Эрбсбэр, Шимельрайтер, Крампус, Бутмандли (Pelznickel, Rugbelz, Erbsbär, Schimmelreiter, Krampus, Buttmandln) и другие. Они шествуют по улицам, щелкая кнутом, звеня бубенчиками и цепями, которыми обвешаны.

Бег Буттмандлей происходит, согласно обычаю, в первое и второе воскресенье адвента: это, в сущности, то же шествие св. Николая, но при этом его спутниками являются Буттмандли – причудливые персонажи в масках из черной овчины или заячьего меха, полностью обернутые соломой, у некоторых есть рога, а тело увешано коровьими колокольчиками, производящими оглушительный шум. Св. Николая сопровождают двенадцать Буттмандлей, которые движутся вприпрыжку, а крестьяне окропляют их святой водой. Они же несут корзины с подарками, которые раздают детям после наставления св. Николая.

Обходы дворов певцами-колокольщиками и стучальщиками (Klöpfgeher, Glöckensinger) происходит в первые три четверга адвента, когда певцы ходят от двора к двору, поют песни адвента, красивые пастушьи или ясельные песни, получают за это угощение или немного денег. стучальщики стучат в двери маленькими деревянными молоточками, отчего и получили свое прозвище. Они одевались в тулупы из овчины, держали в руках старые фонари, на шее — цитры и гитары.

Обычаи дня св.Люции (13 дкабря), которую иногда называли также Luzelfrau, Pudelmutter: св. Люция – это образ середины зимы, день, который до конца XVI века считался самым коротким днем года (потом этим днем стали считать день 21 декабря). В эту самую длинную ночь в году перед поворотом солнца зарождался свет и вместе с ним жизнь наступающего года. Христианские образы этого дня: девушки, одетые в белые платья, с венцами невест на головах (Lucienzweige).

Святочные ночи (Rauchnächte, Zwölfte) – ночи с 25 декабря по 6 января – свое наименование и происхождение ведут, по одному предположению, от обычая за двенадцать дней и ночей междугодья выкуривать злых духов и избегать всего, что могло бы принести неблагополучие, а по другому предположению – это ночи, когда бродят косматые черти…

В течение двенадцати ночей святок или так5же «юлова времени» (Julzeit) в дохристианские годы царил всеобщий мир, оружие бездействовало, женщины не работали, в эти дни нужно было вернуть все взятые взаймы вещи, нельзя было стирать и готовить, а сны были вещими. Считалось, что в это время боги ходят по всей земле или же в Вотановой дикой охоте грохочут над облаками, поэтому хозяева оставались дома и приглашали к себе друзей, чтобы еще больше усилить защиту дома, и праздновали всласть, радуя и богов жертвенными дарами.

Über Weihnacht kein Fest, über des Adlers kein Nest.

Нет праздника больше Рождества, нет гнезда выше орлиного.

Январь

Крещение, Богоявление, праздник Трех Волхвов, Трех Королей, (Fest der Erscheinung des Herrn, Epiphania Domini, Dreikönig) – 6 января – день крещения Христа, праздник Трех Королей завершает рождественский цикл. В этот день в последний раз зажигают огни на рождественской елке, после чего её разбирают. В церкви к этому дню святят воду, соль и мел, дом и двор окуривают, чтобы изгнать нечистую силу, на дверях и воротах освященным мелом пишут три начальные буквы имен Трех Королей: С+М+В (Каспар, Мельхиор, Бальтазар) с крестами и окропляют дом и двор святой водой. Во многих немецких и украинских семьях еще долго сохранялась традиция надписей освященным мелом С+М+В, что по народному представлению означало: Благослови этот дом Христос.

Освященную соль клали в маслобойку против колдовства, в суп от болезней, в корм скоту. На ужин должны были быть поданы непременно три блюда: овсяное, ржаное и молочное. Вечером повсеместно мальчики, одетые обычно в белые балахоны, с золотыми коронами на головах ходили от дома к дому и пели (Sternsingen). Они изображали трех Королей: у одного из них (Бальтазара) лицо было вымазано сажей, и он нес звезду на длинной палке. Прежде эту звезду изнутри подсвечивала свеча, а теперь для этого используют батарейку с лампочкой. Каспар и Мельхиор сопровождали Бальтазара, так как несущий звезду возглавлял группу. При входе в дом пели : «Es führt der Könige Gottes Hand durch einen Stern aus Morgenland», то есть: «Ведет Трех Королей божья рука при помощи звезды с востока» Каждый раз при слове «звезда» Бальтазар стучал палкой в пол. После получения подарков благодарили и прощались со славами:

Wir müssen den Stern noch mal herum drehen,
Wir müssen ja heute noch weiter gehen.
Мы должны звезду ещё раз повернуть,
Мы должны, ведь сегодня ещё дальше идти.

Иногда, уходя, Бальтазар мел веником, выметая все несчастье из дома. Легенда о Трех Королях могла в этот вечер разыгрываться как целое представление. Процессия Трех Королей была центральным событием в немецких селах Западной Сибири, преимущественно в католических. Крещенский вечер и ночь – самые опасные в году: различные злые духи проносятся в ночи – отсюда так много предосторожностей и обрядов, в том числе и связанных с образом Перхты – одной из древних богинь природы, супруги бога бури, повелительницы туч и ветра. Перхта обладает властью наделять плоды полей солнечным сиянием и плодородием. По-матерински может покровительствовать женщинам, прежде всего – пряхам, но Перхта – опасная богиня, которая охотится за детьми и в этот вечер может их украсть. Перхта имеет много других имен: фрау Харке, фрау Годе, фрау Хильда, фрау Холле: она охотится с диким войском, а когда она вытряхивает перину, идет снег – это истинный портрет земной природы, которая показывается нам, то мрачной и стьрогой, то веселой и дружелюбной. Шьяхе Перхту, злую фрау Холле – с удовольствием сжигают в эту ночь в виде соломенной куклы, иногда Перхта бродит по деревне в одиночку со страшной деревянной маской на лице и в старой косматой шкуре, заскакивает в дома, пугает взрослых и детей, спрашивает, все ли прилежны и храбры, иснова исчезает. А иногда в виде Перхт бродят по деревни три старые женщины, для чего они надевают на себя старые штаны своих мужей, старые пиджаки и мешки, в которых они прорезают отверстия для глаз и рта. Они гремят цепями перед домами, стучат в двери – и люди дают им груши, хлеб и лапшу, чтобы те шли дальше.

Крещение – это праздник света, поэтому на холмах вокруг города раскладываются костры. Вечером по улицам движется процессия с фонарями, а во всех окнах горят лампочки и свечи.

Февраль

Фашинг, Фастнахт, Карнавал (Fasching, Faschingszeit, Fastnacht) — один из наиболее веселых и буйных праздников этого времени года, который раньше длился несколько недель — от дня Трех Королей до начала Великого поста перед Пасхой — «пепельной среды» «Aschermittwoch». Этот праздник отмечался всегда как праздник кануна весны и плодородия; при помощи маскарадных шествий, игр и шуток, часто довольно грубых с нашей сегодняшней точки зрения, наши предки в дохристианские времена пытались избавиться от страха перед демонами и злыми духами, перед холодом и болезнями. Многие обряды поддерживаются до сих пор и даже стали всемироно известны: свадьба, шествия, ведьм, танцы с обручами и мечами и др.

Свадьба (Faschingshochzeit) во многих местностях была поводом к маскараду и совместному празднованию. Например, детская «свадьба», для которой дети переодивались женихом и невестой, сватом, пастором и гостями; «жениха» с «невестой» катали по деревне в кукольной коляске и справляли «свадьбу», на которую дети приглашали к себе тех взрослых, коротых они любят и которые в прошедшем году сделали им много хорошего. Если такую свадьбу праздновали взрослые, то невестой был чаще всего переодетый мужчина, а свадьба заканчивалась разводом, при котором нужно было назвать как можно больше причин для развода в стихотворной форме, а все присутствующие отпускали всевозможные шутки. Одним из вариантов подобной свадьбы была так называемая «свадьба живодера» (Schinderhochzeit), которая праздновалась в масленичный вторник накануне Пепельной среды: как и на настоящей свадьбе, можно было увидеть две пары друзей новобрачных, парней с украшенными лентами жезлами в руках и в шляпах, украшенных миртом и лентами. Рядом с парнями шли подружки невесты в простых деревенских нарядах с полувенками из колосьев в волосах. За ними шли собственно новобрачные: безобразный, грязный, с перепачканным сажей лицом жених и невеста — по- праздничному красиво одетая и разнаряженная. Заключала процессию свита в красивых народных костюмах. Кульминацией подобной «свадьбы» были разнообразные стихотворные речи, в которых подробно «перемалывались» события прошедшего года, в основном местного характера.

Fastnachtspiele (игры на Фастнахт)- это разнообразнейшие шутки, розыгрыши, фарсы – древнейшие формы немецкой комедии, которые исполнялись молодежью.Иолодые люди ходили от дома к дому, от тактира к трактиру и сполняли свои импровизации без кулис и занавеса: крестьянин перед судом, доктор у больного крестьянина и др., шутки были грубоватыми, герои бесспрерывно ссорились (эти герои и образы отражены в форсах Ганса Закса).

Спрятать домашнюю туфлю (Pantoffelnverstecken): все играющие усаживаются на пол в плотный круг и жребием выбирают того, кто должен охотиться за домашней туфлей. Домашняя туфля перемещается туда-сюда под выставленными коленями, пока „охотник“ её не обнаружит. Тогда охотником за туфлей становится тот, у кого её обнаружили.

Охота на Фашинг (Faschingsjagd): двое парней стараются одеться так, чтобы их никто не узнал (соломенные чучела, шуты с бубенчиками и др.), они вооружены прутьями и хворостинами, дети их окружают, дразнят, а те защищаются ударами прутьев. Они не должны быть узнаны как можно дольше- они должны бегать в своих нарядах, а потом бесследно иссчезнуть. Если кому-либо удается их узнать, то ряженые получают назад все удары, которые они раздавали.

„Старушечья мельница“ (Altweibermühle): на масленицу запускают в действие „источник молодости“, в который сверху бросают переодетых безобразными старухами парней, а снизу появляются красивые молодые девушки. Очень характерно при этом изображается процесс омоложения: сбоку „источник молодости“ выбрасывает кости и волосы, и даже хлещет „кровь“ на потеху зрителям.

Шествия, процессии (Umzüge),бега различных маскарадных персонажей проводились раньше в разное время с большим или меньшим размахом, но всегда обязательно – в дни, кульминационные для карнавала: в воскресенье, вторник перед Пепельной средой, иногда захватывая и первый день Великого поста.Во многих местах особо отмечается понедельник, который назвали „неистовым понедельником“ (Rasenmontag), в Кельне и некоторых других местах устраиваются процессии из пышно разукрашенных машин, телег, повозок в виде корабликов, групп ряженых пешеходов и всадников. Бросают много конфетти, заменившего горох, которым обсыпали друг друга в XIX веке. Очевидно, одни из наиболее древних шествий – это шествия с плугом (Rflugumzüge), которые уже в веке VIII порицались как языческие.

И в наши дни шествия с плугом сохраняются: например, 20 школьников парами тащат плуг в сопровождении глашатая, который из своего протокола зачитывает все интересное, происшедшее в данной местности в прошлом году. Или: плуг тянут два парня, зашитые в зверинные шкуры и бегущие на четвереньках, за ними идут крестьянин, боронильщик, сеятель, разбрасывающий зерна широкой дугой, а далее портной с ниткой и иголкой, сапожники со своими инструментами, прядильщицы, цирюльники, официанты, танцующий медведь со своим подворем, а замыкают шествие двое монахов, окруженные громоглассными, увешанными бубенчиками шутами. Бега, прыжки и танцы Перхт (Perchtenlaufen, Perchtenspringen, Perchtentänze) связаны с фрау Перхтой, которая уже появлялась в крещенский вечер. На этот праздник были приняты более масштабные процессии Перхт, в которых участвовали почти исключительно мужчины в масках, например: в обеденное время двенадцать красивых Перхт в высоких шлемах и пестрых одеяниях с большим количеством цветных лент появляются в деревне, чтобы начать шествие. На шлемах у них маленькие бубенчики и колокольчики, звучащие при каждом их движении, в руках они держат длинные палки, и особенно богато одет главный Перхт- их предводитель: на нем особенно высокая шляпа с самым большим количеством лент и колокольчиков. С этими двенадцатью Перхтами идут парами четыре танцовщицы – тоже мужчины, но в женской одежде: на них юбки с пришитым лифом и обильной шнуровкой, под лифом – кофта с кружевными рукавами, вокруг шеи – белые рюши в складку, а кроме того – у каждой белый фартук, белые чулки и туфли.За красивыми Перхтами и танцовщицами идут безобразные Перхты – страшные и насмешливые.Когда процесссия была в движении, красивые Перхты высоко прыгали при помощи своих палок. Употребляемый для прыжков шест мог быть три – пять метров в длину, с острым железным концом, свое происхождение он мог вести от посохов альпийских пастухов и позднее использовался в танцах пастухов; колокольчики же на костюмах также напоминают нам о колокольчиках для скота и связаны со старинным дохристианским аграрным культом. У некорорых Перхт также могли быть чтезвычайно длинные щелкающие кнуты. Перхты танцевали, пели и прыгали перед окнами домов, при помощи своих посохов они перепрыгивали через канавы и заборы, некоторые из- парней использовали длинный посох для всяческих прыжков в помещениях, даже касаясь подошвами потолков комнат. По местности красивые Перхты шли серьезно и торжественно, а безобразные – шумно горланя.Где позволяло пространство, шествие останавливалось, и зрители тут же образовывали круг, в который вступали красивые Перхты и танцевали со своими танцовщицами; из-за тяжелых колпаков на головах все движения совершались медленно и обстоятельно. Одновременно танцевали и безобразные Перхты: прыгали ипроделывали различные выходки. Сами танцыПерхт носили очень самобытный характер, такие как Трестерн, Шуплатлер, Лизингер и многие другие. Когда танец заканчивался, предводитель уводил дальше всю толпу, чтобы дать им потанцевать на другом подходящем месте – так бега Перхт могли продолаться весь день.

Шествия Хутлеров (оборванцев) обязательно проводились в неистовый четверг. Их костюмы: пестрая, пятнисто-попугайская одежда, длинные штаны поверх сапог и короткая курточка, привязанная к штанам. Вокруг головы повязан платок, спускающийся на затылок и завязанный под горлом, он одновременно охватывает и деревянную маску, надетую на лицо. Зеленая плоская шляпа сельского фасона, украшенная парой петушинных перьев и замшевым кантом, и пояс вокруг бедер дополняли костюм. В шествии могли участвовать цоттлеры (Zottler — „космач“), которые в руках держали палочки из бамбука, а один их цоттлеров имел очень длинный кнут на котором кнутовище: он был ведущий танцор, кроме того, он прыгал взад и вперед перед процессией и щелкал кнутом, ходил колесом, кувыркался, снова щелкал. В качестве головных уборов у цотлеров были широкополые, обшитые зеленым шляпы, с которых свисали лисьи хвосты, а отвороты которых были украшены несколькими петушинными перьями. На улицах у цотлеров были рассрашены маски из кедровой древесины, с усами и полураскрытым ртом. В масках ряженых на Фастнах соединялись персонажи как зимних, так и летних обрядов: по улицам шествовали фрау Холле и фрау Харке, Шиммельрайтер (всадник на белой лошади), ряженные в масках вола, аиста, козла, пастуха,цыгана с медведем, „дикий человек“, Гороховый Медведь. К постоянным образам относят Хенграйфер (Henngreifer) в одеянии из петушинных перьев, Кузнец с закопченным лицом и здоровенными клещами, Торговец лошадьми (Roßhändler) со своим конем, которого изображал ещё один парень и которого и которго торговец предлагал купить, но если зритель шел на сделку, окнь внезапно падал на землю и ему требовалась врачебная помощь. Мясник впоследствии должен был его забить – и зрителю приходилось платить и врачу и мяснику.

Танцы с мячами и обручами (Schwerttänze und Reifebtänze) были неотьемлемой частью карнавалов. Популярны были танцы с мечами и перепрыгивали через мечи. С XV века известно о Мюнхенском танце бочаров, который всегда исполнялся в феврале: ведущий танцевальную процессию нес в руках разукрашенную синими и белыми лентами самшитовую дугу.,посредине висело яблоко. Танцоры шли попарно друг за другом, двумя цепочками, и каждый танцор держал один конец плотно увитой самшитом половины обруча, направив назад другой конец, который схватывал последующий танцор левой рукой. Во время танца строились и распадались отдельные фигуры: „земля“, „беседка2, „крест“, „корона“, „гирлянда“, „роза“, „мост“, „дорога“ и другие. В конце карнавальной недели во вторник и часто в Пепельную среду или даже в первое воскресенье Великого поста: соломенное чучело могли закапывать в землю, могли сжечь или просто выбросить в реку. Этот обряд означал конец зимы, но собственно символическое изгнание Зимы и встреча Лета происходили обычно как отдельный обряд в начале весны.

День св. Валентина – День всех влюбленных, 14 февраля (Vielliebchentag): девушки прежде верили, что выйдут замуж за человека, которого впервые увидят у своего дома в Валентинов день. Это – день дружбы, когда коллегам и людям которых любят, посылают цветы или небольшие подарки. Так как символ дня – сердце, то посылаемые букеты цветов связывают в форме сердца, и в этот день в форме сердца пекут пироги.

День св. Петра, 22 февраля (Petristuhlfeier), празднуется довольно шумно. Уже все вечера, накануне этого дня, или же рано утром происходит „изгнание змей и кротов“, всяческой нечисти из домов: для этого дети ходят из дома к дому с деревянными молотками, бубенцами и цепями – стучат во все углы, двери, косяки и ворота, чтобы изгнать нечистую силу. Это должны были делать обязательно дети, поэтому люди, у которых не было детей, заранее договаривались с соседскими детьми, за что и вознаграждали их деньгами или яйцами.


Март

За неделю до поста замыкается в церковном году рождественский круг: Христос родился, на празднике Богоявления Его почтили как Господа и Владыку – теперь Он собирается побороть Сатану и вместе с ним – переходящий мир фальшивых желаний и алчности, эгоизма и греха, пока не воскреснет в свете Пасхи. Пост начинается в Пепельную среду, продолжается 40 дней и заканчивается в Страстную субботу. Для христиан эти сорок дней были периодом подготовки: пост, молитвы, раздача милостыни, уединение, отсутствие балов и больших вечеринок – содержание этого времени.

Пепельная среда (Aschermittwoch), посыпание пеплом (Aschenbestreuung), «удар в Пепельную среду» (Aschermittwochstreich) попадает обычно на один из дней в марте, ею заканчивались буйные масленичные празднования, размах которых в некоторых местностях захватывал даже и этот день. Отсюда возможность в этот день шествий «с плугом», «рыбных шествий», «стирка кошелька», когда хозяйки вывешивали постиранные кошельки на веревках в знак того, что в разгульные дни карнавала до поста истрачены все деньги в доме.

«Удар в Пепельную среду». Этот обычай опирается на магические верования в возрождающуюся природу: так, на заре этого дня дети ходили к своим крестным с зеленой веточкой, наносили им пару легких ударов и получали за это последние крендели. Эти зелёные веточки, часто березовые, были любовно украшены шерстяными нитками и длинными лентами. По деревне также могли ходить и молодые парни: они бросались золой, хлестали прохожих зелеными ветками, а вечером готовили себе из откупного хороший ужин, а собранные деньги пропивали в трактире. Зола — символ пепла, а этот пепел – от священной пальмовой ветви Вербного воскресенья, освященный священником и «посыпаемый на главу» верующим, — чаще всего в церкви этим пеплом наносятся кресты на лбы прихожан.

Праздник фиалки (das Veilchenfest): в деревнях первую фиалку торжественно закрепляли на шесте и танцевали вокруг неё; герольдом весны в городах был тот, кто с первой фиалкой на палке появлялся перед воротами. Караульный торжественно приветствовал его фанфарой, а затем оба – караульный и герольд весны (Frühlingsherold)– получали выпивку. Фиалка считалась вещим цветком. Говорили: кто найдет первую фиалку, тому можно загадать желание и оно исполнится так же неизбежно, как неизбежен приход весны.

Апрель

День дураков (Narrentag), 1 апреля, «дураков посылают, куда захотят"; утверждают, что в этот день родился Иуда, впоследствии чего именно в этот день Сатана имеет власть над миром. Но при помощи дурака нужно опередить Сатану, т.к. шутка отпугивает беду. Первоначально в этот день отцы посылали своих детей, мастера — своих учеников, хозяева — своих новых слуг — приказывали принести из аптеки комаринный жир или сушенного снега, отнести в соседнюю деревню куринные кости или мешок с воздухом, или где-либо набрать необожженной золы. А можно своим гостям наливать в стакан воду вместо вина, опложить на тарелку сырую рыбу, детям подают к столу «мухоморы» из половинки сваренного в крутую яйца и половинки помидора с пятнышками майонеза и шуточное пиво из лимонного желе пивного цвета с пеной из яйца.Особенно забавно выглядит, если желе дают застыть в установленных наискось стаканах и только затем украшают пеной.

Пасха (Ostern)

считается одним из наиболее радостных праздников, важную роль играют различные предпасхальные обряды.

Вербное воскресенье (Palmsonntag) — последнее воскресенье перед Пасхой, и этим воскресеньем начинается Страстная неделя. Считалось, что пальмовые или оливковые ветви после освящения их в храме защищают человека от злых сил. Освящение «пальм» в церкви происходит с первых веков христианства (Palmweihe) и представляет собой повторение того ликования, которое прокатилось по Иерусалиму, когда Христос с триумфом вошел в город, — и так как навстречу Иисусу прежде всего выбежали дети, они и сегодня несут в руках во время процессии после освящения пальм в церкви празднично украшенные ветви (Palmstecken). Из-за природных условий пальмы заменяются вербными веточками, самшитом или барвинком, можжнвнльником, пихтой, ветками орешника и другими деревьями или кустарниками. Простейшие Пальмштекен состоят из шеста, который увивается растениями; наверху крест, привязываются яйца, шест перевязывается фиолетовыми или зелеными лентами. Дети несут Пальмштекен в церковь, где их освящают, затем следует Пальмовое шествие (Palmsonntagszüge), а потом Пальмштекен несут домой и помещают в доме в «Божий» угол у распятия, у зеркала или у изображения святых или ставят в чашу со святой водой, а возможно — привязывают в хлеву к балке: Пальмштекен оберегают и приносят благословение.

Страстная неделя (die Karwoche) называется также Великой (Große Woche), Тихой (Stille Woche), Святой (Heilige Woche),Неделей плача (Klagewoche), Раскаяния (Reuewoche), и Печали (Trauerwoche), она начинается в Вербное воскресенье и заканчивается в Страстную субботу. Во время Страсной недели не должно происходить судебных разбирательств, не взыскиваются долгов, это время освобождения и помилования заключенных и ожидающих наказания. В повседневной жизни это означает: никаких тацев, никаких празднеств, никакой стрельбы и охоты, никакого шума. Народ дал каждому дню этой недели свое собственное название. Так, понедельник называют Синим, потому что в этот день католики покрывают алтарь синим сукном; среду — Днем Вотана, или Неправедной (krummen Mittwoch), ибо по легенде в среду был осужден Христос ; четверг называют Зеленым (Gründonnerstag), в этот день в церкви носили зеленое облачение, и существует обычай в этот день съесть что-либо зеленое (шпинат, крапиву, зеленую капусту), пятницу называют Днем Печали (Karfreitag).

Страстная пятница (Karwoche) — день смерти Христа — важнейший евангельский праздник — проходит целиком под знаком печали и траура, при соблюдении строгого поста, тишины, созерцательности, с траурными песнопениями в церкви при молчании органа и колоколов, с процессиями и посещениями кладбищ; танцы и шумная радость запрещены.

Страстная суббота (Karsamstag) — день очищения. По народному обычаю дом отмывается и торжественно очищается к Пасхе, пекутся пасхальные хлеба и все приводится в порядок (в некоторых местах днем очищения считается страстной Четверг), занимаются окраской яйц.

Пасхальная свеча (Osterkerze) — это символ воскресения, её освящают у огня, вставляют в неё пять крупиц ладана, которые напоминают о пяти ранах Христа, и торжественной процессией вносят в церковь: от её огня зажигаются все остальные свечи в церкви и те, что находятся в руках у верующих; она устанавливается на отдельном подсвечнике рядом с главным алтарем и до Вознесения зажигается на каждом богослужении. Собственную пасхальную свечу также берут с собой домой, берегут и в течение года зажигают во время болезни и в нужде.

Пасхальный костер (Osterfeuer) — перед церковью зажигается вечером в Страстную субботу, а ребята зажигают от него факел и приносят пасхальный огонь домой: при его помощи вновь разжигается огонь в очаге. Во многих местностях вокруг пасхального костар танцуют и сжигают соломенного человека (Иуду), поют песни о Вознесении.

Пасхальная вода считается особо благословенной святой водой, ею крестят детей, берут с собой домой, она обладает особой целительной силой и способствует поддержанию молодости и красоты.

Пасхальное дерево (Osterbaum) произошло от вечнозеленой туи. Оно состоит из деревянного остова (палки), который должен быть не менее пятидесяти сантиметров в длину и иметь три поперечных перекладины из тонких деревяшек, из которых нижняя — самая длинная, а верхняя — самая короткая. Обычно поперечные перекладины прикрепляют к вертикальному стволу при помощи проволоки. Этот тройной крест плотно обвивают самшитом и цветной проволокой, устанавливают в большой, наполненный землей, цветочный горшок и на каждую поперечную перекладину вешают по четыре пестро раскрашенных яйца, которые символизируют двенадцать месяцев.

Пасхальное воскресенье (Ostersonntag), или собственно Пасха (Ostern), зависит от начала весны и от полнолуния: её празднуют ежегодно в воскресенье после первого полнолуния после начала весны, после сорокадневнего Великого поста. Возможно, что название Остерн происходит от немецкой богини весны Остеры, в честь которой ежегодно устраивался весенний праздник, но есть и другие предположения. Это — Господень день, так как женщины в воскресенье обнаружили, что могила Христа пуста.

Пасхальное яйцо (Osterei) — в христианской смысле — символ Воскресения, скорлепа означает могилу, из которой выходит живое существо; по старинному народному обычаю яйцо — символ плодородия и вечного возвращения жизни, и оно встречается не только в весенних обычаях, но и в летних, и зимних, на жатву и Рождество. Первоначально у нас были приняты белые яйца, их дарили некрашенными, с IX века их начали красить. Красные яйцабыли самыми популярными — как цвет жизни, цвет солнца, цвет крови, что пролил за нас Христос, но затем яйца уже т золотили, серебрили, усеивали красивыми пятнышками, на них делали фигурки: во многих местностях яйца украшались изображениями ангела, младенца Христа или агнца с белым знаменем.

Пасхальный заяц (Osterhase) - c XVI века приносит детям яйца, хотя раньше в Гольштейне и Саксонии это была курица, в Эльзасе — аист, в Гессене — лиса, в Швейцарии — кукушка. Заяц в конце концов победил, так как среди всех зверей лугов и полей он самый плодовитый, а кроме того, он входит в свиту германской богини земли Гольды, во время её ночных шествий освещает её путь свечами. Однако яйца нужно было предварительно найти, и дети искали гнезда, смастеренные из первой весенней зелени, из цветов и мха. Это могли быть маленькие ивовые корзинки, которые перед Пасхой устанавливались в доме и саду, и начианлась охота на Пасхального Зайца (Osterhasjagen), известная с XVII века.

Однако яйца нужно было предварительно найти, и дети искали гнезда, смастеренные из первой весенней зелени, из цветов и мха. Это могли быть маленькие ивовые корзинки, которые перед Пасхой устанавливались в доме и саду, и начианлась охота на Пасхального Зайца (Osterhasjagen), известная с XVII века.

Пасхальные игры: разбивание яиц (Eierschlagen), катание яиц (Eierrollen), бросание в яйцо (Eieranwerfen), сбор яиц (Eierlesen) и многие другие. «Разбивание яиц«: двое играющих ударяют одно яйцо о другое острым или тупыми концами. один участник держит яйцо, а второй бьет по нему своим. Чье яйцо при этом разобьется, тот и проиграл и должен отдать яйцо. Сбор яйц — игра для взрослых и детей, для которой требуются две группы — «скакуны» и «сборщики». «Скакуны» обегали соседей, собирая пасхальные крендели, а «сборщики» пробегали из дома в дом и собирали определенное количество яиц. Кто раньше возвращался в условленное место, собрав уже заранее оговоренное количество кренделей или яйц, — выигрывал, а проигравшие должны были приготовить угощение из собранных яиц, к которому подавались и кренделя. Угощались, конечно, все — и праздник заканчивался танцами.

Красная горка, или Фомино воскресенье (Weißer Sonntsg) - последнее воскресенье пасхальной недели — это день первого причастия, или конфирмации: дома детей или подростков празднично украшались свежей зеленью и самшитом, обрамлялись зеленью двери дома крестных отца и матери. После службы пастор вместе с прошедшими конфирмацию отправлялся на кладбище, где онивместе сажали фруктовое дерево — символ того, как должна расти и развиваться их укрепившаяся вера.

Вальпургиева ночь (Walpurgisnacht), — ночь на первое мая — это ночь ведьм, которые верхом на метлах, кошках или козлах прибывают в аббатство ведьм на горе Блоксберг в Гарце, чтобы потанцевать с дьяволом. в эту ночь возможны любые чудеса и превращения: растения могут прекратить расти, а воду можно превратить в вино. В эту ночь всюду принимаются меры предостороженности: двери хлевов запирают и рисуют на них кресты, также ставят перед ними борону, перевернутую вверх зубьями. Во двор приносят сберегающие от несчастья травы, жгут на полях костры, а также разводят костры и посередине села: на них сжигают все старые метлы, или же бегают с горящими метлами, как с факелами.

Часто со старыми вещами сжигали «ведьму» — соломенное чучело. Ведьмы изгоняются как огнем, так и хлопаньем кнута, поэтому с заходом солнца парни бегали вокруг домов, щелкая кнутами, чтобы отогнать ведьм, в церквах звонили в колокола.Вечером дети играют в Вальпер-игру (Walperspiel): мальчишки переодеваются вальпер-человечками, а девочки — ведьмами. Вальпер- человечки охотятся на ведьм по всей деревне, при этом устанавливается столько шума, сколько только можно себе представить.

(Источник Е.М. Шишкина-Фишер. Немецкие народные календарные обряды, обычаи, танцы и песни.М.:Готика, 2000.)